Оглавление блога

вторник, 10 марта 2015 г.

Теория алкоголизма


THE CYBERNETICS OF “SELF”:
A THEORY OF ALCOHOLISM
GREGORY BATESON
Кибернетика "эго"
Теория алкоголизма
Грегори Бейтсон


The present essay is based upon ideas which are, perhaps all of them, familiar either to psychiatrists who have had dealings with alcoholics, or to philosophers who have thought about the implications of cybernetics and systems theory. The only novelty which can be claimed for the thesis here offered derives from treating these ideas seriously as premises of argument and from the bringing together of commonplace ideas from two too-separate fields of thought.
В основе этой работы - идеи, так или иначе знакомые либо психиатрам, лечившим от алкоголизма, либо философам, раздумывавшим о выводах, следующих из кибернетики и теории систем. Мы же выстраиваем на них всю аргументацию, сводя воедино эти истины, каждая из которых банальна в одной из двух упомянутых областей знаний. В этом и состоит новизна нашей работы.


In its first conception, this essay was planned to be a systems-theoretic study of alcoholic addiction, in which I would use data from the publications of Alcoholics Anonymous, which has the only outstanding record of success in dealing with alcoholics. 
Вначале она задумывалась как изучение алкогольной зависимости в свете теории систем. Мы планировали использовать сведения из публикаций "Анонимных Алкоголиков" - единственной организации, достигшей значительных успехов в борьбе против этой зависимости.


It soon became evident, however, that the religious views and the organizational structure of A. A. presented points of great interest to systems theory, and that the correct scope of my study should include not only the premises of alcoholism but also the premises of the A.A. system of treating it and the premises of A. A. organization.
Вскоре стало ясно, что религиозные воззрения и организационная структура А.А. очень интересны с точки зрения теории систем, и что в нашей работе необходимо рассмотреть не только предпосылки алкоголизма, но и особенности методики, применяемой А.А. для борьбы с этой зависимостью, и структуру этой организации.


My debt to A.A. wili be evident throughout-also, I hope, my respect for that organization and especially for the extraordinary wisdom of its co-founders, Bill W. and Dr. Bob. In addition, I have to acknowledge a debt to a small sample of alcoholic patients with whom I worked intensively for about two years in 1949-52, in the Veterans Administration Hospital, Palo Alto, California. These men, it should be mentioned, carried other diagnosesmostly of “schizophrenia”-in addition to the pains of alcoholism. Several were members of A.A. I fear that I helped them not at all.
Из нее должно быть ясно, что автор многим обязан А.А., с огромным уважением относится к этой организации, особенно высоко ценит мудрость ее основателей Билла В. и доктора Боба. Он благодарен также небольшой группе пациентов, лечившихся от зависимости, с которыми он тесно работал два года: 1949-1952 в Госпитале ветеранов в Пало Альто, Калифорния. У них было по два диагноза: кроме алкоголизма, вторым, в основном, была шизофрения. Некоторые из них были членами А.А. Увы, вряд ли автор хоть чем-то им помог.


THE PROBLEM
Проблема


It is rather generally believed that “causes” or “reasons” for alcoholism are to be looked for in the sober life of the alcoholic. Alcoholics, in their sober manifestations, are commonly dubbed immature,” “maternally fixated,” “oral,” “homosexual,” “passive-aggressive,” “fearful of success,’’ “over-sensitive,” “proud,)) “affable,” or simply “weak.” But the logical implications of this belief are usually not examined:
Преобладает убеждение, что алкоголиками становятся те, кто в трезвом состоянии не в ладах с собой, или с окружающими из-за некоторых своих особенностей: это "незрелость" личности, властная мать, оральный тип сексуальности, гомосексуальность, боязнь успеха, не находящая выхода агрессия, сверхчувственность, гордыня, добродушие, просто слабость характера. Над логическими последствиями всех вышеперечисленных особенностей личности никто не задумывался.


(1) If the sober life of the alcoholic somehow drives him to drink or proposes the first step toward intoxication, it is not to be expected that any procedure which reinforces his particular style of sobriety will reduce or control his alcoholism.
(1) Если причина алкоголизма кроется в трезвом состоянии личности, вряд ли укрепление трезвости именно данного типа снизит алкогольную зависимость, или избавит от нее.


(2) If his style of sobriety drives him to drink, then that style must contain error or pathology; and intoxication must provide some-at least subjective-correction of this error. In other words, compared with his sobriety, which is in some way “wrong,” his intoxication must be in some way “right.” The old tag “In vim ven’tas” may contain a truth more profound than is usually attributed to it.
(2) Если причина алкоголизма - в трезвом состоянии личности, значит что-то нарушено в этом ее состоянии, в ней есть какая-то патология. Напиваясь, человек, устраняет это нарушение или патологию, или ему кажется, что устраняет. Иными словами, этот "разлад" в трезвом состоянии, так или иначе, исчезает или устраняется в пьяном. Древняя поговорка "In vino veritas" содержит смысл более глубокий, чем это принято считать.


(3) An alternative hypothesis would suggest that when sober, the alcoholic is somehow more sane than the people around him, and that this situation is intolerable. I have heard alcoholics argue in favor of this possibility, but I shall ignore it in this essay. I think that Bernard Smith, the non-alcoholic legal representative of A.A., came close to the mark when he said, “the [A.A.] member was never enslaved by alcohol. Alcohol simply served as an escape from personal enslavement in the false ideals of a mаterialistic society” (A.A., 1957, p. 279, italics added). It is not a matter of revolt against insane ideals around him but of escaping from his own insane premises, which are continually reinforced by the surrounding society. It is possible, however, that the alcoholic is in some way more vulnerable or sensitive than the normal to the fact that his insane (but conventional) premises lead to unsatisfying results.
(3) Есть и противоположное мнение: в трезвом состоянии алкоголик более психически здоров, чем окружающие, и осознание этого для него невыносимо. Этой точки зрения придерживаются некоторые алкоголики, но в данной работе мы ее не рассматриваем. Пожалуй, удачнее всего ее изложил юридический представитель А.А. Бернард Смит, сам не алкоголик: "члены [А.А.] не рабы алкоголизма. Алкоголь для них лишь способ "побега" из рабства собственных ложных представлений о материалистическом обществе" (А.А. 1957, стр. 279). Это не бунт против окружающего безумия, а бегство от своих собственных безумных представлений, постоянно подкрепляемых окружающими. Возможно, алкоголик просто более, чем нормальные люди, уязвим или чувствителен к тому, что его безумные, но общепринятые представления, приводят к неудовлетворительным результатам.


(4) The present theory of alcoholism, therefore, will provide a converse matching between the sobriety and the intoxication, such that the latter may be seen as an appropriate subjective correction for the former.
(4) В современных представлениях об алкоголизме причудливо переплетаются трезвость и опьянение, причем, субъективно, опьянение исправляет "неполадки" трезвого состояния.


(5) There are, of course, many instances in which people resort to alcohol and even to extreme intoxication as an anesthetic giving release from ordinary grief, resentment, or physical pain. It might be argued that the anesthetic action of alcohol provides a sufficient converse matching for our theoretical purposes. I shall, however, specifically exclude these cases from consideration as being not relevant to the problem of addictive or repetitive alcoholism; and this in spite of the undoubted fact that “grief,” “resentment,” and “frustration” are commonly used by addicted alcoholics as excuses for drinking. I shall demand, therefore, a converse matching between sobriety and intoxication more specific than that provided by mere anesthesia.
(5) Несомненно, зачастую, потребляя алкоголь, даже злоупотребляя им, человек смягчает чувство горя, досады, или даже физическую боль. Казалось бы, это болеутоляющее действие алкоголя сводит воедино идеи разных наук, в мере достаточной, чтобы служить обоснованием наших теоретических построений. Однако, автор считает эти факторы не релевантными для обсуждения проблемы алкогольной зависимости, или частых запоев, хотя "горем", "досадой" и "разочарованием" сами алкоголики часто оправдывают пьянство. Автор намерен найти взаимосвязь трезвого и пьяного состояний более конкретную, чем просто смягчение душевных страданий.

И т.д. Документ .pdf на 17 страниц всего.

Reprinted from Psychiatry, 34, 1-18. (1971). Copyright 0 1971 by the William Alanson White Psychiatric Foundation, Inc.

См. также мой пост: Психологическая реабилитация наркоманов
http://perevod99.blogspot.ru/2010/09/blog-post_20.html

Комментариев нет :