Оглавление блога

воскресенье, 6 января 2008 г.

ПДС - несбыточный языковой проект СССР

ПДС - несбыточный языковой проект СССР

Во всех советских телевизорах, выпущенных в шестидесятых - начале семидесятых лет был специальный разъем для подключения "Приставки двухречевого сопровождения".

Предполагалось, что в республиках московские телепередачи будут синхронно (!) дублироваться на национальные языки, а местные, для местных русских - на русский. Купив специальную приставку и подключив ее к телевизору, зритель мог бы по желанию переключателем или кнопкой выбирать язык звукового сопровождения.

Схема приставки была не сложнее обычного стереодекодера, состояла из одной электронной лампы, пары контуров и нескольких других пассивных деталей. Статьи журнала радио и книги по телевизионной технике тех лет взахлеб расписывали, как благодаря техническому прогрессу современный телезритель получил (уже!) или вот-вот получит такую удобную возможность. Авторы книг наверняка были уверены, что за те несколько месяцев, пока книгу редактируют, набирают и печатают, двухречевое вещание уже успеет начаться.

За 11 лет работы телемастером самой приставки я так ни разу и не видел, что в Самаре и немудрено. Но первое время был уверен, что где-нибудь в Ташкенте или в Алма-Ате эти приставки у людей есть и двухречевое вещание ведется. Спрашивал даже специально у тех, кто там побывал - не видел ли кто? Люди вообще не понимали о чем речь. Немножко смущало, что в телевизоры, выпущенные после 1975 года, этот разъем ставить перестали, но оставалось специально предназначенное отверстие, куда его можно было установить. То есть, если раньше владельцу телевизора достаточно было купить такую приставку, подключить к разъему и слушать, то теперь он должен был сначала вызвать радиомеханика, чтобы тот установил ему для этого специальный разъем. Это казалось разумным: зачем же устанавливать разъем (копейка - рубль бережет!) в каждый аппарат, если понадобится он, в лучшем случае, только четверти пользователей.

Ни я, ни, уверен, авторы этого технического новшества, тогда как-то не задумывались над сложностью организации синхронного или предварительного дубляжа даже части программ. На большей части территории Союза, как и у нас в Куйбышеве тогда вещали 1,5 - 2 программы. Одна - 12 часов в сутки, другая - 5 часов, по выходным - еще больше (не было трехчасового перерыва на сьесту (техобслуживание)).

Это минимум три смены по два синхрониста верхней квалификации, которых нужно было еще подготовить. Местные русские туземных языков не знали, а туземная интеллигенция говорила по-русски с ошибками, милыми и простительными в повседневном общении, но недопустимыми при вещании. Представьте, секретарь парторганизации местных чабанов говорит на своем языке о верности делу Ленина, а переводчик допустил на русском смешную ошибку... Или, хуже того, выступает Л.И.Брежнев, а некоторые из его выражений не очень удачно перевели на местный язык - все смеются.

Раньше даже "Кинопанораму" Алексей Каплер вел в прямом эфире, но по мере совершенствования звукозаписывающей аппаратуры, нарастала тенденция всё, кроме новостей, давать в записи. То есть, теоретически, была возможность организовать опережающую пересылку московских программ для их предварительного дубляжа на местный язык, хотя при этом возникли бы огромные технические и организационные трудности. Хорошая видеозаписывающая аппаратура была только в Москве, но не в Якутске, поэтому многочисленные технические сбои и накладки были бы неизбежны. По крайней мере, качество звука, цвета и изображения передач из Куйбышевской телестудии даже в середине 80-х было заметно ниже московских, а число технических накладок - выше.

А прямой эфир - это грозное оружие в неумелых руках. В начале 80-х один из дикторов иновещания Moscow Radio в передаче на английском языке вдруг ни с того ни с сего назвал афганских мoджахедов "борцами за свободу", был большой международный скандал, когда его за это в психушку упекли...

Один профессиональный диктор рассказывал, что были попытки даже программу "Время" давать в записи. Не получилось из-за психологии: когда диктор знает, что он НЕ в прямом эфире, он невольно расслабляется, допускает больше оговорок, ошибок. Его перезаписывают, он снова ошибается, и так - несколько раз. В результате "вылизанная" запись иногда не была готова ко времени передачи в эфир.

А тут как раз подоспела необходимость для укрепления обороноспособности Родины обеспечить знание призывниками из нацреспублик русского языка хотя бы на уровне понимания команд. В 1983 году, при Андропове, на этот счет даже вышло специальное постановление ЦК КПСС. В университетах Украины тогда последние оставшиеся украиноязычные группы позакрывали. В других республиках число групп, обучающихся на местном языке, сократили, на русском - увеличили. Понятно, что возможность с детства смотреть московские телепередачи и художественные фильмы на национальном языке улучшению знания русского языка никак бы не способствовала.

В общем, наверное, в начале 60-х годов выпустили где-нибудь опытную партию этих приставок двухречевого сопровождения, штук 600, может быть, и в одной из республик несколько месяцев вели вещание в опытном режиме, потом отчитались и тихо прикрыли. Так накрылся грандиозный языковой проект. Если таковой вообще был. Ведь всё могло быть и проще: один из бонз радиотехнической промышленности запатентовал на свое имя соответствующее техническое решение. Автор изобретения материально заинтересован, чтобы оно использовалось. Будучи членом комиссии по утверждению нового ГОСТа, он изловчился "протащить" в него соответствующее требование... По крайней мере, так проектировщики Московского Радиотехнического завода объяснили нам на курсах повышения квалификации наличие одной не очень нужной схемотехнической финтифлюшки в телевизоре "Юность ТЦ-309".

Анекдот в тему:
В Туркмении реально показывали фильм «Победа» с переводом на туркменский. Выглядело так:
Гитлер заходит в бункер, вскидывает руку в нацистском приветствии:
— Хайль!
Фашисты:
— Хайль Гитлер!
В переводе:
Гитлер: — Салам алейкум!
Фашисты: — Алейкум вассалам Гитлер-ага!

Комментариев нет :