Оглавление блога

пятница, 11 ноября 2011 г.

Проблема родственных браков

Вот коллега высказал пожелание, что хорошо бы иногда поднимать древние посты из глубин блога. Вот статья, очень интересная, по-моему. На блоге два года назад я выложил только ее русский перевод, а на двухстолбцовый вариант с параллельными текстами там была только ссылка в конце поста (на docs.google.com). Такое ощущение, что вряд ли кто туда заходил вообще, тем более Гугль текст по этой ссылке вообще не находит. Что же, я зря тогда старался что ли? В общем, вот, выкладываю для более широкой аудитории..

Cousin Marriage Conundrum

 

The ancient practice discourages democratic nation-building

 

by Steve Sailer

 

The American Conservative,

Jan. 13, 2003, pp. 20-22

Проблема родственных браков

 

Древний обычай мешает возникновению демократических наций

 

Стив Сейлер

 

The American Conservative от 13 января 2003 года, стр. 20-22.

Many prominent neoconservatives are calling on America not only to conquer Iraq (and perhaps more Muslim nations after that), but also to rebuild Iraqi society in order to jumpstart the democratization of the Middle East. Yet, Americans know so little about the Middle East that few of us are even aware of one of one of the building blocks of Arab Muslim cultures - cousin marriage. Not surprisingly, we are almost utterly innocent of any understanding of how much the high degree of inbreeding in Iraq could interfere with our nation building ambitions.

Многие выдающиеся политики неоконсервативного толка призывают США не просто завоевать Ирак (а затем, возможно, и некоторые другие мусульманские страны), но и осуществить такие преобразования иракского общества, которые послужили бы толчком для начала процесса демократизации всего Ближнего Востока. Но Американцы знают о странах региона так мало, что большинство из нас даже не подозревает о таком важнейшем феномене арабской мусульманской цивилизации, как браки между двоюродными родственниками,  традиции, которая может стать серьезным препятствием осуществлению наших планов по сплочению народов Ирака.

In Iraq, as in much of the region, nearly half of all married couples are first or second cousins to each other. A 1986 study of 4,500 married hospital patients and staff in Baghdad found that 46% were wed to a first or second cousin, while a smaller 1989 survey found 53% were "consanguineously" married. The most prominent example of an Iraqi first cousin marriage is that of Saddam Hussein and his first wife Sajida.

В Ираке, как и почти везде на Ближнем Востоке, почти половина браков заключается между двоюродными или троюродными братьями и сестрами. Исследование, проведенное в 1986 году среди 4,5 тысяч состоящих в браке пациентов и персонала одной багдадской больницы, показало, что 46% из них являлись двоюродными или троюродными братьями и сестрами. Менее масштабное исследование в 1989 году выявило 53% "кровосмесительных" браков. Самый известный пример - Сажида, первая жена Саддама Хуссейна, его  двоюродная сестра.

By fostering intense family loyalties and strong nepotistic urges, inbreeding makes the development of civil society more difficult. Many Americans have heard by now that Iraq is composed of three ethnic groups - the Kurds of the north, the Sunnis of the center, and the Shi'ites of the south. Clearly, these ethnic rivalries would complicate the task of ruling reforming Iraq. But that's just a top-down summary of Iraq's ethnic make-up. Each of those three ethnic groups is divisible into smaller and smaller tribes, clans, and inbred extended families - each with their own alliances, rivals, and feuds. And the engine at the bottom of these bedeviling social divisions is the oft-ignored institution of cousin marriage.

Родственные браки обеспечивают приверженность семейным ценностям, стремление поддерживать родственников, но тем самым, затрудняют развитие институтов гражданского общества. Многие американцы сейчас уже знают, что в Ираке три этнические группы - курды на севере, сунниты в центре страны и шииты на юге. Ясно, что межэтнические распри усложняют задачу управления Ираком и его реформирования. Но это очень упрощенное представление об этническом составе этой страны. Каждый из этих этносов, в свою очередь, делится на племена, кланы и роды, между которыми постоянно возникают и исчезают отношения поддержки, соперничества или конфликтов. Без учета такого важного фактора, как институт родственных браков, невозможно разобраться в этом дьявольски запутанном социальном раскладе.

The fractiousness and tribalism of Middle Eastern countries have frequently been remarked. In 1931, King Feisal of Iraq described his subjects as "devoid of any patriotic idea, connected by no common tie, giving ear to evil; prone to anarchy, and perpetually ready to rise against any government whatever." The clannishness, corruption, and coups frequently observed in countries such as Iraq appears to be in tied to the high rates of inbreeding.

Многие исследователи отмечали раздробленность и клановость ближневосточных обществ. В 1931 году король Ирака Фейсал говорил, что его подданные "совершенно лишены патриотизма, их ничто не связывает между собой, они склонны идти за подстрекателями, склонны к анархии, и всегда готовы бунтовать против любого правителя". По нашему мнению, основная причина клановости, коррупции и столь частых государственных переворотов в странах, подобных Ираку, это именно широкое распространение браков между родственниками.

Muslim countries are usually known for warm, devoted extended family relationships, but also for weak patriotism. In the U.S., where individualism is so strong, many assume that "family values" and civic virtues such as sacrificing for the good of society always go together. But, in Islamic countries, loyalty to extended (as opposed to nuclear) families is often at war with loyalty to nation. Civic virtues, military effectiveness, and economic performance all suffer.

Известно, что для мусульманских стран характерны тесные отношения поддержки между родственниками, и в то же время очень слабый патриотизм. В таких странах как США, где сильны традиции индивидуализма, многие ошибочно полагают, что семейные ценности неразрывно связаны с гражданскими добродетелями, с готовностью к самопожертвованию ради блага всего общества. Однако, в исламских странах преданность "родовòй семье" зачастую не подразумевает преданности родине и народу. Это отрицательно влияет на развитие гражданского сознания, мешает добиться военных и экономических успехов.

Commentator Randall Parker wrote, "Consanguinity [cousin marriage] is the biggest underappreciated factor in Western analyses of Middle Eastern politics. Most Western political theorists seem blind to the importance of pre-ideological kinship-based political bonds in large part because those bonds are not derived from abstract Western ideological models of how societies and political systems should be organized. ? Extended families that are incredibly tightly bound are really the enemy of civil society because the alliances of family override any consideration of fairness to people in the larger society. Yet, this obvious fact is missing from 99% of the discussions about what is wrong with the Middle East. How can we transform Iraq into a modern liberal democracy if every government worker sees a government job as a route to helping out his clan at the expense of other clans?"

Комментатор Рендал Паркер писал: "Люди западной культуры, анализируя ближневосточную политику, часто недооценивают такой важнейший фактор, как широкое распространение родственных браков. Политические связи не идеологического, а родственного свойства, не учитываются, поскольку они не вытекают из абстрактных моделей западной идеологии, из наших представлений о надлежащей организации обществ и политических систем. Невероятно сплоченные родовые семьи, где приверженность интересам рода преобладает над любыми соображениями беспристрастности и справедливости по отношению к посторонним - вот настоящие враги гражданского общества. Однако, этот очевидный факт не упоминают 99% из тех, кто обсуждает пути решения ближневосточных проблем. Как же нам удастся преобразовать Ирак в современное либеральное демократическое общество, если каждый правительственный чиновник рассматривает госслужбу лишь как инструмент для усиления влияния собственного клана за счет принижения представителей других кланов?"

Retired U.S. Army colonel Norvell De Atkine spent years trying to train America's Arab allies in modern combat techniques. In an article in American Diplomacy entitled, "Why Arabs Lose Wars," a frustrated De Atkine explained, "First, the well-known lack of trust among Arabs for anyone outside their own family adversely affects offensive operations? In a culture in which almost every sphere of human endeavor, including business and social relationships, is based on a family structure, this orientation is also present in the military, particularly in the stress of battle. "Offensive action, basically, consists of fire and maneuver," De Atkine continued. "The maneuver element must be confident that supporting units or arms are providing covering fire. If there is a lack of trust in that support, getting troops moving forward against dug-in defenders is possible only by officers getting out front and leading, something that has not been a characteristic of Arab leadership."

Норвелл Де Аткин, американский полковник в отставке, в течение нескольких лет обучал арабских союзников США технике ведения современного боя. В его статье "Почему арабы проигрывают войны", опубликованной в журнале "Американская дипломатия", он разочарованно отмечает: "Во-первых, широко известно, что арабы не доверяют никому, кроме своих родственников, а это отрицательно влияет на ведение наступательных операций. В этой культуре почти все сферы человеческой деятельности, в том числе и бизнес, и социальные связи, основаны на семейно-родственных отношениях, армия и боевые действия тоже не являются исключением из общего правила. Наступательные действия - это обстрел и маневр. Те, кто осуществляют маневр, должны быть уверены в огневой поддержке вспомогательных частей или родов войск. Если такой уверенности нет, чтобы поднять войска в атаку против укреплений противника, офицеры должны подняться и вести солдат за собой в атаку, а такой стиль действий не характерен для арабских лидеров".

Similarly, as Francis Fukuyama described in his 1995 book "Trust: The Social Virtues & the Creation of Prosperity," countries such as Italy with highly loyal extended families can generate dynamic family firms. Yet, their larger corporations tend to be rife with goldbricking, corruption, and nepotism, all because their employees don't trust each other to show their highest loyalty to the firm rather than their own extended families. Arab cultures are more family-focused than even Sicily, and thus their larger economic enterprises suffer even more.

Френсис Фукуяма в написанной в 1995 году книге "Доверие: Социальные добродетели и экономическое процветание", тоже отмечает, что в таких странах, как Италия, где сильны традиции родственной поддержки, могут возникать динамичные семейные предприятия. Тогда как для служащих более крупных корпораций здесь характерны ничегонеделание, коррупция и непотизм, именно в силу того, что их работники не доверяют друг другу настолько, чтобы ставить интересы предприятия превыше интересов собственной родовой семьи. В арабских странах приверженность семье еще сильнее, чем даже на Сицилии, это еще сильнее сказывается на их крупных корпорациях.

American society is so biased against inbreeding that many Americans have a hard time even conceiving of marrying a cousin. Yet, arranged matches between first cousins (especially between the children of brothers) are considered the ideal throughout much of a broad expanse from North Africa through West Asia and into Pakistan and India.

Предубеждения против родственных браков среди американцев настолько сильны, что большинство из них даже теоретически не станут рассматривать такую возможность. Однако, "сговоренные" браки между двоюродными братом и сестрой (особенно между детьми братьев) считаются идеальными в странах северной Африки, Ближнего Востока, в Пакистане и в Индии.

In contrast, Americans probably disapprove of what scientists call "consanguineous" mating more than any other nationality. Three huge studies in the U.S. between 1941 and 1981 found that no more than 0.2% of all American marriages were between first cousins or second cousins.

Среди американцев же, напротив, предубеждения против "кровосмесительных" браков сильнее, чем среди любых других народов. Результаты трех огромных по объему исследований, проведенных в США с 1941 по 1981 годы, показали, что браки между двоюродными и троюродными братьями и сестрами составляют не более 0,2% от общего числа заключенных браков.

Americans have long dismissed cousin marriage as something practiced only among hillbillies. That old stereotype of inbred mountaineers waging decades long blood feuds had some truth to it. One study of 107 marriages in Beech Creek, Kentucky in 1942 found 19% were consanguineous, although the Kentuckians were more inclined toward second cousin marriages, while first cousin couples are more common than second cousins pairings in the Islamic lands.

По мнению американцев, браки между двоюродными родственниками - признак "деревенщины". Старые стереотипы о десятилетиями кровно враждующих между собой кланах горцев, избегающих неродственных браков, не лишены основания. Одно проведенное в 1942 году исследование, в котором участвовало 107 семей в Бич Крике, штат Кентукки, показало, что 19% из них были кровосмесительными. Однако, даже жители Кентукки чаще женятся на троюродных сестрах, чем на двоюродных, тогда как в странах Ислама преобладают браки между двоюродными родственниками.

Cousin marriage averages not much more than one percent in most European countries, and under 10% in the rest of the world outside that Morocco to Southern India corridor.

В большинстве стран Европы доля родственных браков не превышает 1%, в остальных странах мира, за исключением широкой зоны, которая тянется от Марокко до юга Индии, их не более 10%. 

Muslim immigration, however, has been boosting Europe's low level of consanguinity. According to the leading authority on inbreeding, geneticist Alan H. Bittles of Edith Cowan U. in Perth, Australia, "In the resident Pakistani community of some 0.5 million [in Britain] an estimated 50% to 60+% of marriages are consanguineous, with evidence that their prevalence is increasing." (Bittles' Web-site www.Consang.net presents the results of several hundred studies of the prevalence of inbreeding around the world.)

Однако, из-за иммиграции из мусульманских стран, доля кровосмесительных браков в Европе повышается. По данным австралийского генетика, одного из крупнейших специалистов по родственным бракам,  Алэна Биттлза из университета Эдит Кован (г. Перт), "В Великобритании постоянно проживает около 500 тысяч выходцев из Пакистана. От 50% до 60% браков среди них - родственные, и доля их растет" (На сайте Биттлза www.Consang.net представлены результаты нескольких сот исследований по распространенности кровосмесительных браков в разных странах мира).

European nations have recently become increasingly hostile toward the common practice among their Muslim immigrants of arranging marriages between their children and citizens of their home country, frequently their relatives. One study of Turkish guest-workers in the Danish city of Ish?und that 98% - 1st, 2nd and 3rd generation - married a spouse from Turkey who then came and lived in Denmark. (Turks, however, are quite a bit less enthusiastic about cousin marriage than are Arabs or Pakistanis, which correlates with the much stronger degree of patriotism found in Turkey.)

В последние годы страны Европы все активнее препятствуют очень широко распространенной среди иммигрантов из мусульманских стран практики согласованных браков детей иммигрантов и гражданами страны их происхождения, которые зачастую являются их родственниками. В одном исследовании среди турецких гастарбайтеров в датском городе Иш??? выявлено, что в 98% случаев иммигранты 1-го, 2-го и 3-го поколений женятся на супругах из Турции, которые затем приезжают на жительство в Данию. Хотя среди турок родственные браки менее распространены, чем среди арабов и пакистанцев, что хорошо коррелирует с более высоким уровнем патриотизма в Турции.

European "family reunification" laws present an immigrant with the opportunity to bring in his nephew by marrying his daughter to him. Not surprisingly, "family reunification" almost always works just in one direction - with the new husband moving from the poor Muslim country to the rich European country.

Законы европейских стран о "воссоединении семей" дают иммигранту возможность привезти в Европу своих племянников, женив их на собственных дочерях. Не удивительно, что законы о воссоединении семей действуют лишь в одном направлении - новый супруг переезжает из своей бедной мусульманской страны жить в богатую Европу.

If a European-born daughter refused to marry her cousin from the old country just because she doesn't love him, that would deprive her extended family of the boon of an immigration visa. So, intense family pressure can fall on the daughter to do as she is told.

Если родившаяся в Европе дочка иммигранта откажется выйти замуж за своего двоюродного брата из страны происхождения просто потому, что она его не любит, ее родственники не получат иммиграционной визы. Поэтому семья оказывает на такую девушку сильное давление, вынуждая ее считаться с интересами рода.

The new Danish right wing government has introduced legislation to crack down on these kind of marriages arranged to generate visas. British Home Secretary David Blunkett has called for immigrants to arrange more marriages within Britain.

Новое консервативное правительство Дании провело закон, препятствующий таким бракам, заключаемым только для получения виз. Дейвид Бланкет, британский министр внутренних дел, призвал иммигрантов выбирать себе партнеров для брака среди тех, кто уже живет в Британии.

Unlike the Middle East, Europe underwent what Samuel P. Huntington calls the "Romeo and Juliet revolution." Europeans became increasingly sympathetic toward the right of a young woman to marry the man she loves. Setting the stage for this was the Catholic Church's long war against cousin marriage, even out to fourth cousins or higher. This weakened the extended family in Europe, thus lessening the advantages of arranged marriages. It also strengthened broader institutions like the Church and the nation-state.

В отличие от ближневосточных стран, в Европе произошло то, что Самюэль Хантингтон назвал "революцией Ромео и Джульетт". В Европе благосклоннее стали смотреть на желание молодой женщины выйти замуж за любимого человека. Этому способствовала и давняя борьба католической церкви против родственных браков, даже если это "четвероюродные" и более дальние родственники. Это ослабило в Европе традиции "родовой семьи", так что преимущества "браков по договору между родственниками" стали менее очевидными, что усилило институты национального масштаба - церковь и национальное государство.

Islam itself may not be responsible for the high rates of inbreeding in Muslim countries. (Similarly high levels of consanguinity are found among Hindus in Southern India, although there, uncle-niece marriages are socially preferred, even though their degree of genetic similarity is twice that of cousin marriages, with worse health consequences for offspring.)

Высокая доля родственных браков в мусульманских странах вряд ли зависит от религии. Не ниже она и среди последователей индуизма на юге Индии, где даже отдают предпочтение бракам между дядей и племянницей, где генетическое сходство, а значит, и вредные последствия для здоровья потомства, в два раза выше, чем между двоюродными братьями и сестрами.

Rafat Hussain, a Pakistani-born Senior Lecturer at the U. of New England in Australia, told me, "Islam does not specifically encourage cousin marriages and, in fact, in the early days of the spread of Islam, marriages outside the clan were highly desirable to increase cultural and religious influence." She adds, "The practice has little do with Islam (or in fact any religion) and has been a prevalent cultural norm before Islam." Inbreeding (or "endogamy") is also common among Christians in the Middle East, although less so than among Muslims.

Рафат Хусаин из Пакистана, старший преподаватель университета австралийского штата Новая Англия, пояснила мне, что ислам специально не поощряет браки между двоюродными родственниками. На ранних этапах распространения этой религии, напротив, поощрялись браки за пределами своего клана, чтобы расширить культурное и религиозное влияние. Этот обычай имеет мало общего с исламом (да и с любой другой религией), он появился гораздо раньше. Кроме того, родственные (то есть, эндогамные) браки довольно распространены и среди живущих на Ближнем Востоке христиан, хотя и меньше, чем среди мусульман.

The Muslim practice is similar to older Middle Eastern norms, such as those outlined in Leviticus in the Old Testament. The lineage of the Hebrew Patriarchs who founded the Jewish people was highly inbred. Abraham said his wife Sarah was also his half-sister. His son Isaac married Rebekah, a cousin once removed. And Isaac's son Jacob wed his two first cousins, Leah and Rachel.

Эта ближневосточная традиция - более древнего происхождения, она отражена в ветхозаветной книге Левита. В родословной еврейских патриархов, прародителей еврейского народа, было множество родственных браков. Сара, жена Авраама, была его сводной сестрой. Его сын Исаак женился на Ребекке, своей некогда отнятой от семьи двоюродной сестре. А Яков, сын Исаака, женился на двух своих двоюродных сестрах, Леа и Рашели.

Jacob's dozen sons were the famous progenitors of the Twelve Tribes of Israel. Due to inbreeding, Jacob's eight legitimate sons had only six unique great-grandparents instead of the usual eight. That's because the inbred are related to their relatives through multiple paths.

Двенадцать его сыновей стали прародителями двенадцати колен израилевых. Из-за кровосмесительных браков между родственниками разной степени родства, у 8 законнорожденных сыновей Якова было всего 6 разных прадедушек, вместо обычных восьми.

Why do so many people around the world prefer to keep marriage in the family? Hussain noted, "In patriarchal societies where parents exert considerable influence and gender segregation is followed more strictly, marriage choice is limited to whom you know. While there is some pride in staying within the inner bounds of family for social or economic reasons, the more important issue is: Where will parents find a good match? Often, it boils down to whom you know and can trust."

Почему же такое множество людей во всем мире предпочитают в качестве супругов родственников? Хусаин пояснила, что в патриархальных обществах сильно влияние родственников, а обычаи разделения полов соблюдаются более строго, так что выбор супруга ограничен теми, кого ты знаешь. Хотя выбор родственников в качестве супругов отчасти обусловлен социально-экономическими соображениями, важнее другая причина: где родственники найдут тебе достойную партию? Часто, выбор падает на тех, кого они знают, и кому могут доверять".

Another important motivation - one that is particularly important in many herding cultures, such as the ancients ones from which the Jews and Muslims emerged - is to prevent inheritable wealth from being split among too many descendents. This can be especially important when there are economies of scale in the family business.

Другой аргумент, особенно важный там, где живут большими родовыми семьями, как древние предки евреев и мусульман - желание не допустить дробления имущества среди слишком многих наследников. Особенно важно это в цивилизациях, экономика которых основана на предприятиях семейного масштаба.

Just as the inbred have fewer unique ancestors than the outbred, they also have fewer unique heirs, helping keep both the inheritance and the brothers together. When a herd-owning patriarch marries his son off to his younger brother's daughter, he insures that his grandson and his grandnephew will be the same person. Likewise, the younger brother benefits from knowing that his grandson will also be the patriarch's grandson and heir. Thus, by making sibling rivalry over inheritance less relevant, cousin marriage emotionally unites families.

Ведь у людей, состоящих в эндогамных браках, меньше не только разных предков, но и разных потомков - и имущество целее, и братья дружнее. Если глава семьи и владелец имущества женит своего сына на дочери своего младшего брата, его внук и внук его брата - это одно и то же лицо. И младшему брату спокойнее, что его внук является также внуком и наследником главы семьи, то есть, его старшего брата. Брак между двоюродными братом и сестрой смягчает соперничество детей по поводу наследства, большая родовàя семья становится сплоченнее.

The anthropologist Carleton Coon also pointed out that by minimizing the number of relatives a Bedouin Arab nomad has, this system of inbreeding "does not overextend the number of persons whose deaths an honorable man must avenge."

Антрополог Карлтон Кун указывает также на то, что чем меньше у кочевого араба родственников (в результате родственных браков), тем меньше людей, за убийство которых честный человек обязан отомстить.

Of course, there are also disadvantages to inbreeding. The best known is medical. Being inbred increases the chance of inheriting genetic syndromes caused by malign recessive genes. Bittles found that, after controlling for socio-economic factors, the babies of first cousins had about a 30% higher chance of dying before their first birthdays.

Конечно же, у родственных браков есть и недостатки, прежде всего медицинского свойства. В браках между родственниками выше шансы передать потомству наследственные заболевания, вызванные поврежденными рецессивными генами. Биттлз обнаружил, что если исключить влияние социально-экономических факторов, у детей двоюродных родственников на 30% выше вероятность умереть в возрасте меньше года.

The biggest disadvantage, however, may be political.

Но главный недостаток, всё же, наверное, политического свойства.

Are Muslims, especially Arabs, so much more loyal to their families than to their nations because, due to countless generations of cousin marriages, they are so much more genealogically related to their families than Westerners are related to theirs? Frank Salter, a political scientist at the Max Planck Institute in Germany whose new book "Risky Transactions: Trust, Kinship, and Ethnicity" takes a sociobiological look at the reason why Mafia families are indeed families, told me, "That's my hunch; at least it's bound to be a factor."

Не потому ли мусульманин, особенно араб, предан своему роду гораздо сильнее, чем своей стране, что из-за бесчисленных поколений родственных браков, между ним и другими членами его семьи гораздо меньше генетических различий, чем между членами семьи в странах Запада? Франк Салтер, политолог института Макса Планка в Германии, автор недавно вышедшей книги "Опасные сделки: доверие, родственные связи, национальность", где с социобиологических позиций объясняется, почему мафиозные семейства - это действительно семьи, состоящие из родственников, сказал мне, что по его интуитивным ощущениям, этот фактор тоже играет определенную роль.

One of the basic laws of modern evolutionary science, quantified by the great Oxford biologist William D. Hamilton in 1964 under the name "kin selection," is that the more close the genetic relationship between two people, the more likely they are to feel loyalty and altruism toward each other. Natural selection has molded us not just to try to propagate our own genes, but to help our relatives, who possess copies of some of our specific genes, to propagate their own.

Согласно одному из основополагающих законов современной теории эволюции, количественную формулу которого в 1964 году вывел знаменитый Уильям Хамильтон, ученый-биолог из Оксфордского университета, так называемому "закону родственной симпатии", чем меньше генетических различий у двух людей, тем больше они преданы друг другу, тем бòльшим готовы друг ради друга пожертвовать. В результате естественного отбора, у нас выработалось стремление не только распространять свои гены, но и помогать нашим родственникам, обладателям копий некоторых из наших генов, распространять их собственные гены.

Nepotism is thus biologically inspired. Hamilton explained that the level of nepotistic feeling generally depends upon degree of genetic similarity. You share half your personally variable genes with your children and siblings, but one quarter with your nephews/nieces and grandchildren, so your nepotistic urges will tend to be somewhat less toward them. You share one eighth of your genes with your first cousins, and one thirty-second with your second cousin, so your feelings of family loyalty tend to fall off quickly.

Таким образом, у непотизма есть биологическая основа. Гамильтон обнаружил, что уровень родственной симпатии зависит от степени генетического сходства. Полвина ваших личностно зависимых генов - такие же, как и у ваших детей и братьев-сестер, но четверть - такие же, как и у ваших племянников и внуков, поэтому уровень вашей симпатии к ним чуть меньше. На одну восьмую ваши гены совпадают с генами ваших двоюродных братьев и сестер, и на 1/32 - с троюродными. То есть, ваши теплые родственные чувства быстро убывают по мере дальности родства.

But not as quickly if you and your relatives are inbred. Then, you'll be genealogically and related to your kin via multiple pathways. You will all be genetically more similar, so your normal family feelings will be multiplied. For example, your son-in-law might be also be the nephew you've cherished since his childhood, so you can lavish all the nepotistic altruism on him that in an outbred family would be split between your son-in-law and your nephew.

Но если в вашем роду были родственные браки, из-за многочисленных перекрестных связей степень этого убывания снижается. Тогда вы все генетически более похожи друг на друга, соответственно усиливаются ваши родственные чувства. Если ваша дочь за мужем за вашим племянником, которого вы знаете с детства, на него одного придется весь ваш родственный альтруизм, который иначе (в случае экзогамного брака) распределился бы между двумя разными людьми - племянником и зятем.

Unfortunately, nepotism is usually a zero sum game, so the flip side of being materially nicer toward your relatives would be that you'd have less resources left with which to be civil, or even just fair, toward non-kin. So, nepotistic corruption is rampant in countries such as Iraq, where Saddam has appointed members of his extended family from his hometown of Tikrit to many key positions in the national government.

К сожалению, обычно непотизм - это игра с нулевой суммой: насколько вы щедрее к вашим родственникам, настолько же меньше душевных ресурсов у вас останется на благосклонное и даже просто беспристрастное отношение к тем, кто родственником не является. Поэтому язва непотизма столь сильна в странах, подобных Ираку, где Саддам назначил своих многочисленных родственников из Тикрита, откуда он сам родом, на многие ключевые государственные должности.

Similarly, a tendency toward inbreeding can turn an extended family into a miniature racial group with its own partially isolated gene pool. (Dog breeders use extreme forms of inbreeding to quickly create new breeds in a handful of generations.) The ancient Hebrews provide a vivid example of a partly inbred extended family (that of Abraham and his brothers) that evolved into its own ethnic group. This process has been going on for thousands of years in the Middle East, which is why not just the Jews, but also why tiny, ancient inbreeding groups such as the Samaritans, the John the Baptist-worshipping Sabeans, and the Lucifer-worshipping Yezidis still survive.

Более того, из-за кровосмесительных браков род может превратиться в миниатюрную расовую группу, обладающую собственным, частично обособленным набором генов. Так, заводчикам собак благодаря родственному скрещиванию удается выводить новые породы всего за несколько поколений. Живым примером большой семьи, благодаря родственным бракам ставшей отдельной этнической группой, могут служить древние евреи (семья состояла из Авраама и его братьев). Этот процесс на Ближнем Востоке продолжается тысячи лет, поэтому до наших дней сохранились не только евреи, но и совсем небольшие группы с древних времен вступающие в кровосмесительные браки, такие как самаритяне, сабеи - почитатели Иоанна Крестителя, езиды, почитающие Люцифера.

In summary, although neoconservatives constantly point to America's success at reforming Germany and Japan after World War II has evidence that it would be easy to do the same in the Middle East, the deep social structure of Iraq is the complete opposite of those two true nation-states, with their highly patriotic, cooperative, and (not surprisingly) outbred peoples. The Iraqis, in contrast, more closely resemble the Hatfields and the McCoys.

Подытожим: хотя неоконсерваторы постоянно ссылаются на то, что после Второй мировой войны Америке удалось провести необходимые преобразования в Германии и Японии, а значит, удастся добиться того же и на Ближнем Востоке, глубинная социальная структура иракского общества является прямой противоположностью структур этих двух национальных государств, где народы не знали традиции кровосмешения, а следовательно, преданы своей родине, готовы помочь ближнему. Иракцы же, напротив, больше напоминают кровно враждовавшие роды Хатфилдов и Маккоев.

1 комментарий :

Виктор Новицкий комментирует...

спасибо, хорошая информация