Оглавление блога

четверг, 9 февраля 2012 г.

ТВ - социальный рентген

Сегодня новость радио "Эхо Москвы" навеяла. Прямо рифмующиеся истории:

Мошенник

Авантюрист

Известный мошенник в течение нескольких месяцев руководил международным аэропортом города Лимож во Франции

09 февраля 2012 | 20:32

Солдатенко был сослан в Воркуту за жульничество. Отбыл 6 лет и жил на поселении, работал вольнонаемным на комбинате и был обречен на прозябание. Однако надежда на счастливый случай не оставляла его. Когда по радио объявили о начале войны, Солдатенко понял, что пробил его час, и по телефону-автомату набрал номер директора воркутинского комбината. Трубку сняла секретарша.

Как отмечает газета "Фигаро", самозванец весьма успешно справлялся со своими обязанностями. В ноябре 43-летний Жан-Пьер Гайяр был представлен сотрудникам аэропорта в качестве нового директора. У него было безупречное резюме. А после своего назначения он в интервью СМИ в красках описал свое участие в военных операциях в Ливане и бывшей Югославии. Мистификатора случайно узнала одна из клиенток аэропорта, и сообщила об этом властям. Выяснилось, что документы у Гайяра были поддельными, а в резюме не было ни слова правды. Его несколько раз судили за мошенничество.

Гайяр после разоблачения исчез. А его наниматели обращаться в суд не стали – они считают, что на своем посту он проявил прекрасные профессиональные навыки.

Солдатенко твердым голосом сказал: "Звонит Поскребышев. Примите телефонограмму от товарища Сталина. Диктую: ввиду чрезвычайных обстоятельств войны назначить вольнонаемного Солдатенко заместителем директора воркутинского комбината. Сталин".

Трубку резко повесили, а секретарша побежала искать директора.

Расчет Солдатенко был точен: проверять сообщения в обстановке войны, да еще у Сталина было немыслимо. Солдатенко стал замдиректора. Шли годы, кончилась война, карьера Солдатенко складывалась неровно. Он проворовался, был смещен. Но с такой высокой должности низко падают редко – зацепился и вскоре выплыл. Он узнал из популярного журнала о важности борьбы со ржавчиной, ежегодно уничтожающей большую часть железных изделий. У Солдатенко не было даже полного среднего образования, однако – самородок! – он рассуждал: алюминий не ржавеет, поэтому нужно напылять его на железо. Его не интересовало, возможно ли это. Важно было предложить принцип и запатентовать его, что он и сделал.

Написали инструкцию, разослали по предприятиям. Все они имеют планы экономии железа и борьбы со ржавчиной. На эту деятельность выделяются огромные средства, даются премии за выполнение, перевыполнение, экономию. Независимо от реальных результатов каждый год надо рапортовать, что ныне в борьбе со ржавчиной успехов больше, чем в предыдущем году. Изобретение Солдатенко и инструкция к этому изобретению отвечали потребностям предприятий. Под изобретение стали давать высокие цифры экономии железа. Экономии не было, изобретения не было, так как никто не знал, как напылять алюминий на железо, но показатели были. За эти показатели заводы и их работники получали премии, а Солдатенко – огромные проценты от "внедрения изобретения". На его личном счете скопилось 26 миллионов. Погубила его жажда социального признания: решил сделать себе военную биографию, купил Звезду Героя СССР и выступил по телевидению с воспоминаниями. Однако телевизор – это почти социальный рентген.

Солдатенко разоблачили.


Книга Юрия Борева "Сталиниада", 1991 г.

Комментариев нет :