Оглавление блога

среда, 8 февраля 2012 г.

Колхозоармейцы

На радио "Эхо Москвы" уже лет 7 идет еженедельная передача "Цена победы". Не только и не столько, собственно, о войне, а вообще о нашей жизни, о нашей Великой Родине, тогдашней и теперешней. Такой стабильной, не меняющейся, тогда и теперь.

Вот отрывки некоторые цитирую (перепост) недавней передачи от 14 января 2012 года, тема: "Рабоче-Крестьянская Красная Армия в канун войны".


В.БЕШАНОВ: Ясно, что никакого количественного превосходства у немцев не было, более того, наоборот, Красная армия всегда, начиная с 1941 года и во всех кампаниях, обладала количественным превосходством, в том числе и 22 июня 1941 года. ...

Тут есть некоторые аспекты, которые отличают ее от Вермахта. Даже так, навскидку, первое – все-таки советская Россия была, по сравнению с гитлеровской Германией, страной, мягко говоря, отстающей, отсталой по уровню образования, культуры, и по всяким другим уровням. Те успехи культурной революции, о которых говорили большевики постоянно, они в нашей литературе несколько преувеличены. Сам Ленин говорил – что такое наш лозунг «ликвидация безграмотности»? научить трудящихся читать декреты советской власти, только и всего.

Программа обычного ликбеза заключалась в том, чтобы научить неграмотного человека читать печатными буквами. Писать при этом не обязательно. В отчетах писалось, что вот, уже овладел грамотой. Хотя, если взять показатели в цифрах, уровень грамотности населения поднимался в процентном отношении, что при царе, 10 лет до революции, что 10 лет после революции, примерно одинаковыми процентами. Ни на один процент большевики тут не выиграли. При этом, учитывая советскую отчетность, я думаю, что и ниже.


Притом сам Луначарский писал в 1926 году, что сегодня на среднее образование выделяется четверть того, что выделялось при царском режиме.

[...]

В 1929 году Крупская пишет – мы достигли не каких-то побед в ликвидации безграмотности, мы достигли лишь стабилизации уровня темноты. То есть, царские темпы ничем не превысились.

[...]

После всех этих шахтинских и прочих дел, когда военная тревога 1927 года случилась, и все эти инженеры вдруг оказались изменниками, все работают на черти-какие разведки, после всех этих чисток, арестов и процессов, в военной промышленности, к примеру, в 1931 году работало 1900 инженеров. Потребность была – 10 тысяч. Это те люди, которые создавали технику различную, которая должна была идти на вооружение Красной армии. В 30-е годы этот вопрос немножко подняли, сгладили, но, опять же, за счет советских показателей. В вузы берем без диплома о среднем образовании, убираем из программы предметы, которые советский студент не усваивает, у инженеров убирали сопромат, к примеру, и даем ему диплом, что он красный профессор, он инженер. Или вот генерал (неразб.), у него в биографии написано, что он окончил академию Генерального штаба. А в автобиографии он пишет – закончил при академии курс 10-классной школы. И тут цифры интересные – все-таки он академик, или он просто получил среднее образование? Причем еще вопрос, как он получил, будучи уже генералом, понятно, как учатся генералы в академии.


Соответственно, брали количеством, строили промышленность с учетом того, что будем работать день и ночь, выдавим из себя последние жилы, пот и кровь, но пушек, самолетов и танков у нас должно быть больше, чем у всех вероятных противников, вместе взятых. Дальше идет советский план, стахановцы, и так далее. В результате получается, в 1936 году Наркомат боеприпасов выдает, 16 процентов продукции уходит в брак.

[...]

В результате получается, что танковый завод, когда ему не поступают вовремя пушки, вместо пушек в башни втыкают просто трубы и посылают их на фронт, обычные трубы, чтоб было видно, что танк с пушкой.

[...]

Об эффективности такой системы речь идет, когда десятки миллионов тратится денег на динамо-реактивные пушки, к примеру, Тухачевский их любил. Это какой-то фаворитизм, вот у Сталина был Тухачевский, заведовал вооружением, потом стал Кулик. Один одно придумал, другой – другое. Пять тысяч динамо-реактивных пушек сделали и отправили в переплавку. Три тысячи танкеток Т-27, и в переплавку. Опять же, недуманье, наверно, следование модам [...]

...пренебрежение боевой подготовкой, индивидуальностью, конкретно личностью бойца. Подход такой, массовый. Возьмем количеством. Солдаты, которые живут в землянках, как суслики, питаются неизвестно чем, занимаются… у Блюхера половина дальневосточной армии - колхозоармейцы, выращивают свиней.

[...]

Если почитать приказ о снятии Рычагова, все говорят – Рычагова сняли, он сказал Сталину «воевали на гробах». А там очень интересный эпизод есть, что с аэродрома улетел лейтенант на «истребителе», где-то совершил зимой вынужденную посадку и замерз. В течение месяца или двух никто даже не заметил, что нет лейтенанта и нет самолета. Самолет нашли случайно, а там замерзший лейтенант в снегу.

В.БЕШАНОВ: Как они вспоминают, есть воспоминания – «Товарищ комиссар, почему мы не стреляем, не учимся?» «Вам гранату кинуть, а она корову стоит». Сельскохозяйственные задачи Красной армии и пренебрежение индивидуальной боевой подготовкой, оно существовало и после войны, вплоть до, извините, пока Советский Союз не распался.


От меня добавлю: не стоила граната коровы! Цены-то нерыночные, не сами собой складывались, а назначались сверху. Где-то я читал, что после войны член Политбюро Николай Вознесенский (расстрелян в 1949 г.) в разговоре наедине спросил одного физика-ядерщика, дескать, а какая электроэнергия выгоднее: от гидростанций или от атомных? Тот ответил, что это НЕВОЗМОЖНО даже приблизительно прикинуть: все цены на сырье, изделия - назначаемые. От того, как их назначить, выгоднее будет та или другая. Можно ведь назначить, чтобы чугун считался дороже меди, и т.п. А в тех и других электростанциях - десятки тысяч изделий, видов сырья. А в себестоимости каждой детали, каждого изделия - тысячи других цен заложены, и все - "от фонаря". Вознесенский подошел к нему и молча приобнял (прослушки, видать боялся)...

Комментариев нет :