Оглавление блога

четверг, 19 апреля 2012 г.

Националистическое безумие в межвоенной Европе

"Why, Huck, doan' de French people talk de same way we does?"

- Что ты, Гек, да разве французы говорят не по-нашему?

"No, Jim; you couldn't understand a word they said - not a single word."

- Да, Джим; ты бы ни слова не понял из того, что они говорят, ни единого слова!

"Well, now, I be ding-busted! How do dat come?"

- Вот это да! Отчего же это так получается?

"I don't know; but it's so. I got some of their jabber out of a book. S'pose a man was to come to you and say Polly-voo-franzy - what would you think?"

- Не знаю отчего, только это так. Я в книжке читал про ихнюю тарабарщину. А вот если подойдет к тебе человек и спросит: “Парле ву франсе?” - ты что подумаешь?

"I wouldn' think nuff'n; I'd take en bust him over de head - dat is, if he warn't white. I wouldn't 'low no nigger to call me dat."

- Ничего не подумаю, возьму да и тресну его по башке, - то есть если это не белый. Позволю я негру так меня ругать!

"Shucks, it ain't calling you anything. It's only saying, do you know how to talk French?"

- Да что ты, это не ругань. Это просто значит: “Говорите ли вы по-французски”?

"Well, den, why couldn't he say it?"

- Так почему же он не спросит по-человечески?

"Why, he is a-saying it. That's a Frenchman's way of saying it."

- Он так и спрашивает. Только по-французски.

"Well, it's a blame ridicklous way, en I doan' want to hear no mo' 'bout it. Dey ain' no sense in it."

- Смеешься ты, что ли? Я и слушать тебя больше не хочу. Чушь какая-то!

"Looky here, Jim; does a cat talk like we do?"

- Слушай, Джим, а кошка умеет говорить по-нашему?

"No, a cat don't."

- Нет, не умеет.

"Well, does a cow?"

- А корова?

"No, a cow don't, nuther."

- И корова не умеет.

"Does a cat talk like a cow, or a cow talk like a cat?"

- А кошка говорит по-коровьему или корова по-кошачьему?

"No, dey don't."

- Нет, не говорят.

"It's natural and right for 'em to talk different from each other, ain't it?"

- Это уж само собой так полагается, что они говорят по-разному, верно ведь?

"Course."

- Конечно, верно.

"And ain't it natural and right for a cat and a cow to talk different from us?"

- И, само собой, так полагается, чтобы кошка и корова говорили не по-нашему?

"Why, mos' sholy it is."

- Ну еще бы, конечно.

"Well, then, why ain't it natural and right for a Frenchman to talk different from us? You answer me that."

- Так почему же и французу нельзя говорить по-другому, не так, как мы говорим? Вот ты мне что скажи!

"Is a cat a man, Huck?"

- А кошка разве человек?

"No."

- Нет, Джим.

"Well, den, dey ain't no sense in a cat talkin' like a man. Is a cow a man? - er is a cow a cat?"

- Так зачем же кошке говорить по-человечески? А корова разве человек? Или она кошка?

"No, she ain't either of them."

- Конечно, ни то, ни другое.

"Well, den, she ain't got no business to talk like either one er the yuther of 'em. Is a Frenchman a man?"

- Так зачем же ей говорить по-человечески или по-кошачьи? А француз человек или нет?

"Yes."

- Человек.

"WELL, den! Dad blame it, why doan' he talk like a man? You answer me dat!"

- Ну вот видишь! Так почему же, черт возьми, он не говорит по-человечески? Вот ты что мне скажи!



Вот цитаты из этой книги:

Что же касается других национальностей Югославии (черногорцев, албанцев, македонцев и т.д.), то они пользовались еще более ограниченными правами, чем хорваты и словенцы. Их школы и газеты закрывались.

...по официальным данным 1922 г., в Румынии 30% населения составляли нацменьшинства. Фактически же их было не менее 42%, ибо румынская официальная статистика бессарабских молдаван и буковинских украинцев считала румынами, а некоторые мелкие национальные меньшинства одним росчерком пера вообще не считались существующими.
[...] Румынская реакция в Трансильвании последовательно проводила в жизнь политику одного из своих лидеров - И. Братиану, который, еще в 1920 г. заявил иностранным журналистам: "Приезжайте сюда через 10 лет, и вы не увидите ни одного венгра".

Не матерью, а мачехой считали свою родину многие национальные меньшинства Венгрии. Венгерские господствующие классы, которые сами лишь во второй половине XIX в. завоевали национальную независимость, жестоко преследовали тех, кто хотел таких же прав. Даже после 1868 г., когда был принят закон о "Равенстве и равноправии национальностей", единственной нацией в стране признавалась венгерская. Именно тогда венгерские националисты выдвинули лозунг" "Или Венгрия станет венгерской, или исчезнет вовсе". Более доходчиво этот лозунг комментировал венгерский публицист Геза Костельский: "Или мы ассимилируем другие национальности, или погибнем, третьего не дано". С конца XIX века началась компания по переименованию фамилий , для чего в Будапеште было создано специальное общество. С 1918 г. эта компания стала еще более интенсивной, и к 1934 г. было изменено уже 100 тыс. фамилий. Местные власти многих населенных пунктов запрещали жить в них тем, кто не носит венгерской фамилии.

В частности, в словенской Коринтии, которая отошла к Австрии, проживало перед Второй мировой войной до 120 тыс. словенцев. Правительство Австрии не выполнило обязательств по Сен-Жерменскому договору и осуществляло здесь насильственную германизацию. [...] Здесь, в восточной части Австрии, власти запрещали хорватам употребление родного языка, создание культурных организаций.

Таким образом, к началу Второй мировой войны нацменьшинства Польши насчитывали 14 млн человек, или 40% населения. ... В семи восточных воеводствах, занимавших около половины территории Польши, поляки составляли только половину населения, а в некоторых воеводствах - и того меньше. [...] Польские националисты называли украинцев не иначе как "русины", а Западную Украину (и, в частности, Галицию) - Малой Польшей (Малороссию не напоминает? - мой коммент).

Придя к власти в 1918 г., чешская буржуазия вскоре забыла о своих обещаниях предоставить равноправие всем национальностям страны. [...] один из видных политических деятелей домюнхенской Чехословакии, лидер чешских национал-демократов К. Крамарж заявил: "Чешское государство, которое мы себе завоевали, должно оставаться чешским. Мы имеем право устраивать свои дела так, как будто другие национальности у нас совершенно не существуют. Мы ни с кем не должны договариваться и заключать компромиссы. Немцы и без того имеют два государства, где они могут национально развиваться сколько им угодно: Германию и немецкую Австрию".

Чтобы оправдать проводимую политику ассимиляции словацкого народа, чешские правящие круги изобрели концепцию единой "чехословацкой нации", которая ни в теоретическом, ни в практическом отношении не выдерживает критики. Чехи и словаки по всем признакам составляют самостоятельные нации, хотя и весьма близкие по языку, территориям и своим историческим судьбам.


А почему, собственно? А на итальянском - можно?

Ну, и так далее. В мусульманской Османской империи православное греческое духовенство всячески противилось богослужению в церквах Сербии, Болгарии, Македонии на церковно-славянском языке. Нет, только на греческом! (Воистину, ни один раб не мечтает стать свободным. Он мечтает сам стать рабовладельцем!)

В книге "Французский язык в Канаде" Е.А. Реферовская пишет, как ожесточенно англоязычные жители США вырезали своих франкоязычных соевропейцев (Новый Орлеан, некоторые другие территории на Восточном побережье). Остатки бежали в канадский Квебек...

Болгары всячески гнобили македонцев (тот же язык почти!), во время войны болгарские фашисты установили в Македонии очень жесткий оккупационный режим, после войны несколько болгарских руководителей оккупационного режима были расстреляны (см. передачу "Цена победы" радио "Эхо Москвы").

Откуда такая ненависть к речи национальных меньшинств на своих языках? И наоборот, такое бешеное желание выучить английский, немецкий и другие европейские языки, и такая гордость, что сам, или твои дети, могут на них общаться? Комплекс раба, по-моему. Или зека.

Андрей Битов в давнишней книге "Уроки Армении" пишет, что его нисколько не напрягало, когда по приглашению друзей из этой республики, за столом в ресторане он один - русский, а все остальные балакают между собой по-своему, и только к нему обращаются по-русски.

4 комментария :

Mykhailo Voloshko комментирует...

Ну вот, когда можно было обобщить, вы не обобщили. Чрезмерно гордиться вообще не совсем хорошо, не важно чем.

Кстати, ни один мой знакомый не гордится (чрезмерно) тем, что он или его дети знают иностранные языки. Откуда у вас такое наблюдение?

А если кто и хвастается этим, то раб тот, кого это задевает, как мне кажется.

И что за комплекс зека? :)

Sergio комментирует...

Одна из приемщиц телемастерской раньше работала кладовщицей на зоне. Говорит, "сидемшего" человека вижу мигом, как только открыл дверь, вошел, еще ничего не спросил. Прежде чем сделать шаг внутрь, он обязательно посмотрит направо-налево, оценит обстановку: нет ли какой опасности или подвоха? Заходит в "предприятие бытового обслуживания населения" как в опасные джунгли, кишащие хищниками, змеями и ядовитыми насекомыми.

Примерно такую же "скрытую угрозу" люди ощущают, когда рядом кто-то разговаривает на непонятном языке. Иначе, как объяснить это издевательское приглашение говорить ТОЛЬКО на языке "любезно приютившей"?

Заметь, если за соседним столиком будут говорить по-английски или по-французски, наверняка никаких возражений не будет! Есть языки первого и второго сорта, вот я о чем! И больше всего раздражает речь иноязычных соотечественников, соседей, отсюда и стремление непременно их "ассимилировать", см. цитаты из книги.

Не гордится? См. мой пост"Опасный вирус чванства!"

А как насчет "безумия"? Возражения есть?

Mykhailo Voloshko комментирует...

Я не думаю, что большинство людей считает так же, как писавшие объявление о «приютившей». Хотя в Москве, возможно, и многие.

Наверное, дело в том, что приезжие с запада сами перепуганы, им ведь такого понарассказали про Элбонию (это из мультфильма, собирательный образ наших стран). Их не нужно бояться, их нужно «доить» — так считают торгаши и прочие.

А вот цигане и другие чувствуют себя у нас, как рыба в воде. Взять с них нечего, но зато они могут обобрать, и не заметишь.

А к безумию возражений нет. Оно и у нас, в Украине, есть. В некоторых регионах.

Sergio комментирует...

Миш, а "не большинство" - НЕ аргумент! АБСОЛЮТНОЕ меньшинство сотрудничало с гитлеровскими оккупационными властями в оккупированных странах - Чехии, Сербии, Голландии, Бельгии. Это не помешало немцам объявить абсолютно марионеточные "Независимое государство Сербия", "Протекторат Богемии и Моравии", "Государство Франция" со столицей в г. Виши.

"А вот цыгане" - ну, обойди ты ее! На прохожих-то с ножом они не нападают! Я лично, "картинно", красиво, боком, лицом к "зверю", молча, обхожу не только цыганок, но и вполне себе русских молодых и симпатичных, обоего полу, раздатчиков ЛЮБЫХ флайеров и листовок: рекламных, выборных, религиозных, опросчиков "общественного мнения".

[Не понимаю вот этого: "А вот ты тоже берешь ненужные буклеты и листовки у раздатчиков только из сочувствия к раздающему?" - с анекдот.ру]

А вот чехи, в Будеёвицах, посереди Европы, в 90-е годы строили стену между чешскими и цыганскими районами города! Не знаю, достроили ли, может, рухнула, как вавилонская башня?

Хозяин одной фирмы, где я работал в середине 90-х, говорил, что государство не в состоянии (и не должно даже пытаться!) защитить человека от его собственной глупости. Пусть лучше займётся защитой пенсионеров, детей и инвалидов!

В Самаре район "Зубчаниновка", сильно на отшибе, там процентов 10% населения - цыгане. Такие дворцы сейчас! (ну, понятно, из каких доходов). При социализме - просто двухэтажные кирпичные (семья-то - большая!). Изредка ходил там по заявкам от проката - телевизоры ремонтировал. Ну, за 1,5 года уж раз 10-15 в цыганских домах точно был. Ни разу ничего не украли, не только из карманов, но и из чемодана (детали, инструменты), хотя во время работы он стоял открытый на полу, а куча любопытных ребятишек, мал мала меньше. Саша Чернявский, покойный, в основном там ходил, его был район. Ни разу ни от кого из радиомехаников не слышал жалоб, чтобы что-то украли.

А вот, Мавроди - вроде не цыган. А "Хопёр-инвест"? - забыл, как его хозяина звали. А "Русский дом селенга"? Ограбили в тысячи раз больше народу, и в тысячи раз на бòльшие суммы! (Не меня, конечно, я не игрок в азартные). Ну, давай найдем самое малочисленное национальное меньшинство, найдем среди них одного мошенника и обвиноватим их во всем, во всех наших бедах, а сами, зато, останемся все былыми и пушистыми, невинными жертвами обмана.