Оглавление блога

вторник, 9 июня 2015 г.

Речь Джо Байдена 27 мая


Учебный материал по теме "Переводческие трансформации".
Это полный текст, собственно, речи. Опустил вступление, приветствие, обязательную шутку в начале, для установления контакта с аудиторией, пару вопросов от аудитории в конце. Подумаю, может допереведу и дам ссылку на еще более полный текст всего выступления, а не только самой речи. Красным - фактологические ошибки выступающего и ошибки транскрипта оригинала.

THE BROOKINGS INSTITUTION
BROOKINGS HOSTS VICE PRESIDENT JOE BIDEN
FOR REMARKS ON THE RUSSIA-UKRAINE CONFLICT
Washington, D.C.
Wednesday, May 27, 2015
Брукингский институт
"Приглашенные Брукинга"
Вице-Президент Джо Байден
О конфликте России и Украины
Вашингтон
Пятница 27 мая 2015 г.


Introductory Remarks:
STROBE TALBOTT
President
The Brookings Institution
Приветствие: Строб Тэлбот
Президент Брукингского института


Keynote Remarks:
THE HONORABLE JOE BIDEN
Vice President of the United States of America
Выступление:
Достопочтенный Джо Байден
Вице-Президент Соединенных Штатов Америки


You know, it's now been 14 months since Russian aggression in Ukraine last spring. And it has literally transformed the landscape of European security. Everybody wants this conflict to end as soon as possible. The question is on whose terms and how will it end. Because it's not a remote conflict between neighbors arguing over who gets what, what's happening in Ukraine is about much, much, much more than that. It's about the rights of nations on the frontier of Europe to choose their own futures; it's about the future of NATO, our collective self defense, and our unity, our strength, our ability to deter aggression together.
Как вам известно, год и два месяца назад, весной прошлого года, Россия напала на Украину. Это событие коренным образом повлияло на европейскую безопасность. Все мы желаем скорейшего мирного разрешения конфликта, но не на любых условиях. Это не просто спор между двумя далекими от нас соседями о размежевании их наделов. То что происходит на Украине намного, гораздо важнее. Речь идет о праве государств, находящихся на периферии Европы, самим выбирать свое будущее, о будущем НАТО - нашего оборонительного союза, о нашем единстве, наших силовых возможностях, нашей способности вместе отразить нападение врага.


I think it's that fundamental, it's that basic. It's about the future of Russia itself I would argue, because if the Kremlin is able to establish its own fiefdom in Eastern Ukraine it will only fan the flames of ambitions in the region. And believe me helping Ukraine in its defense and deterrence against Russian aggression is critical, is critical to checking further aggression down the road. As I keep saying and the president reminds me, it's either pay me now or pay me later, but there's a price tag here.
Именно это имеет ключевое значение. Я уверен, речь идет и о будущем самой России, ведь если Кремль установит свой протекторат над Восточной Украиной, это послужит примером другим желающим передела границ в этом регионе. Вот почему очень важно помочь Украине выстоять против агрессии России, это остановит и другие горячие головы. Вслед за президентом, я не устаю повторять: сразу, или в рассрочку, но платить все равно придется.


What happened in Ukraine and how the west and the world respond has I think consequential implications for the nature of international order in the years to come. In particular the bedrock principles of security, territorial integrity, and the inviolability of borders. China and many other nations are watching very closely how the world responds. They'll learn from this conflict regardless of how it plays out in my view.
События на Украине и реакция на них стран Запада и мирового сообщества, на многие годы изменят сложившуюся в мире систему отношений, затронут такие основополагающие ее аспекты, как безопасность, территориальная целостность и нерушимость границ. Китай и другие страны внимательно следят за реакцией мирового сообщества. В зависимости от исхода конфликта они извлекут из нее те или иные уроки...


Before I turn to today's crisis I want to take a moment to speak about our broader policy, the Obama-Biden administration broader policy with regard to Russia. I don't think anyone can legitimately accuse our administration of failing to explore in good faith, in good faith, the prospect of establishing a constructive relationship with Russia. Six years ago in the first speech of our administration, and I believe you were there, Mr. Secretary, at the Munich Security Conference, I annunciated our position. I called for a reset to "Revisit the many areas where we can and should be working together with Russia."
Прежде, чем перейти к обсуждению самого кризиса, я хотел бы чуть шире взглянуть на политику администрации Обама-Байден в отношении России вообще. Вряд ли кто-то может упрекнуть нашу администрацию в отсутствии искреннего желания установить с Россией отношения конструктивного сотрудничества. Шесть лет назад, в своей первой речи от имени нашей администрации на Конференции по безопасности в Мюнхене (на которой, господин Секретарь, и вы, кажется присутствовали), я призвал к перезагрузке, к поиску направлений, по которым мы могли бы наладить плодотворное сотрудничество с Россией.


And where Russia indicated they wanted to work with us as well. But even then I made clear, I made it crystal clear, that "We will not recognize any nation having a sphere of influence. It will remain our view that sovereign states have the right to make their own decisions and choose their own alliances." I meant it then and we mean it now.
Тогда и Россия выражала желание сотрудничать с нами. Но уже тогда, я настойчиво подчеркивал, что "Мы не признаём ни за каким государством права устанавливать свои сферы влияния. Мы считали и считаем, что суверенные государства имеют право сами принимать любые решения, сами выбирать себе союзников". С тех пор это мое мнение остается неизменным. 


In 2009 when we came into office President Medvedev was in power and he spoke about the need for Russia's economic modernization. And he talked about the need to combat Russia's what he called legal nihilism, to strengthen the rule of law. Without being naive we decided to test the prospect that Russia would strengthen the rule of law and gradually embrace the path of economic modernization and greater integration of the world economy in concrete actions which could over time help integrate Russia into the world of responsible nations.
В 2009 г. когда наша администрация начала исполнять свои обязанности, президентом России был Дмитрий Медведев. Он говорил о необходимости модернизации российской экономики, о необходимости избавиться от "правового нигилизма" (это его собственный термин), укрепить законность и правопорядок. Отнюдь не будучи наивными, мы решили по конкретным шагам проверить, действительно ли Россия хочет укрепить законность и, постепенно двигаться по пути экономической модернизации и более глубокой интеграции в глобальную экономику, чтобы со временем стать одной из стран, способных нести ответственность за судьбы мира.


And it was in that same spirit over several administrations the United States supported Russia's membership in countless international organizations, the NATO-Russia Council to the Council of Europe, to the World Trade Organization. We also welcomed Medvedev's political reforms like direct election of governors in Russia and decriminalization of libel. And from 2009 to 2012 we achieved a great deal together, a great deal of cooperation with Russia to advance our mutual interests, Russia and ours.
Мы действовали в том же духе, что и несколько предыдущих администраций Соединенных Штатов, которые поддерживали вступление России в различные международные организации, от Совета Россия-НАТО, до Совета Европы и Всемирной торговой организации. Мы приветствовали политические реформы Медведева: прямые выборы губернаторов, декриминализацию понятия "клевета". И с 2009 по 2012 г. нам удавалось развивать взаимовыгодное сотрудничество с Россией.


A New START Treaty that reduced strategic nuclear arsenals by one-third, a vital supply route for coalition troops in Afghanistan, at the UN Security Council, resolutions that pressured both North Korea as well as Iran, and brought the world within reach of a historic deal with Tehran, yet to be determined but we're optimistic.
Планы заключения нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, предусматривающего сокращение ядерных арсеналов на треть, жизненно необходимый маршрут снабжения коалиционных сил в Афганистане, Совет безопасности ООН, резолюции по Северной Корее и Ирану, приблизили мировое сообщество к заключению исторического соглашения с Тегераном... Мы смотрели в будущее с оптимизмом.


But when Prime Minister Putin returned to the Kremlin in 2012 as President Putin he set Russia on a very different course almost immediately, recriminalizing libel, calling off direct elections for governors, and making it harder for political parties to register, aggressive repression at home including silencing of the mothers of soldiers deployed in Ukraine, contempt for the sovereignty and territorial integrity of Russia's neighbor, Ukraine, but also Georgia and Moldova, disregard for Russia's own commitments made at Helsinki, Paris, and Budapest.
Но когда в 2012 г. Премьер-министр Путин вернулся в Кремль президентом, он почти сразу развернул Россию на другую дорогу, опять сделав клевету уголовным преступлением, отменив прямые выборы губернаторов, затруднив регистрацию политических партий, перешел к политике агрессивных репрессий. В том числе, заставил молчать матерей солдат, воевавших на Украине, нарушил суверенитет и территориальную целостность соседней Украины, а также Грузии и Молдовы, нарушил принятые на себя самой Россией в Хельсинки, Париже и Будапеште обязательства.


And so the world looks different today than it did before he became - reassumed the Presidency. And President Putin must understand as he has changed so has our focus. That's why at this year's Security Conference in Munich I spoke the need to reassert the fundamental bedrock principles of a Europe whole and free, no inviolable borders, no spheres of influence, and sovereign right to choose our own allies, and particularly inviolable borders.
Поэтому, после его возвращения на пост Президента, обстановка в мире изменилась. И Президент Путин должен осознать, что раз изменился он, изменился и наш подход к России. На Конференции по безопасности в Мюнхене в этом году я говорил о необходимости вновь утвердить основные принципы: Европа - единая и свободная, нерушимость границ, отсутствие сфер влияния, суверенное право выбирать себе союзников.


At the center of Russia's fundamental choice over what type of path it will ultimately pursue is the conflict in Ukraine in my view. I have now visited Ukraine three times since the current conflict began, and it's hard to fathom unless you go there, and many of you have, how much they've accomplished for themselves under enormous pressure since the Maidan.
По-моему, конфликт на Украине коренным образом повлиял на выбор Россией пути дальнейшего развития. С начала конфликта я три раза был на Украине. Кто там не был, не может даже представить себе, сколь многого они достигли со времени Майдана, несмотря на неимоверные трудности, создаваемые им извне.


Correlating people power to rally against corruption, defending their country against brutal Russian aggression with the odds against them, staying unified, putting patriotism before personal ambition, and holding in the fairest and freest and most widely modern elections in Ukrainian history. Of course painstaking work lies ahead.
Это и борьба с коррупцией с опорой на народную поддержку, и защита страны от агрессии более сильного противника - России, сохранение единства нации, и защита интересов страны которые многие ее граждане ставят выше личных интересов, и организация самых честных, справедливых, всеохватных выборов за всю историю современной Украины. Конечно, многое еще предстоит сделать.


Transitions are hard, as you all know in this international group. Transitions are hard under any circumstance. It's even harder when a powerful neighbor is actively undermining everything you do. President Poroshenko is right to speak about the necessity and urgency of Ukraine to act on what he calls the 4 Ds, deregulation, debureaucratization - it's hard to even say the phrase - deoligarchization and decentralization. But that's what he harps on.
Даже при благоприятных обстоятельствах, коренные преобразования режима даются трудно, как мы это видели на примерах других подобных стран. А если сильный сосед активно противодействует всем вашим начинаниям - тем более. Прав Президент Порошенко, провозгласивший лозунг "четыре "Д"": дерегуляция - отказ властей от попыток мелочного вмешательства во всё, что происходит в стране, дебюрократизация, деолигархизация и децентрализация. Вот чего он добивается.


That's what they're working on. To succeed the Ukraine needs to use the new laws on the books to investigate and prosecute corruption on all levels. I speak with Yatsenyuk and Poroshenko probably on average once a week if you average it out over the last year. They passed laws; now they have to in fact implement the laws that they passed.
Вот над чем работает его правительство. Чтобы достичь поставленных целей, Украине нужно принять новые правила учета, позволяющие раскрывать факты коррупции на любом уровне, преследовать коррупционеров. В течение последнего года я разговариваю с Яценюком и Порошенко в среднем раз в неделю. Законы они приняли, теперь нужно активно их применять.


Ukraine needs to use all the tools at its disposal to limit the ability of the oligarchs to abuse their market positions or exert pressure on government officials. And by the way there is a long history of that. We all know since the revolution it's never been on the level in terms of the influence of oligarchs in corruption, but they're trying.
Власти Украины должны использовать все имеющиеся у них ресурсы, чтобы ограничить возможности олигархов злоупотреблять своим положением на рынке, оказывать давление на должностных лиц. А коррупция там укоренилась глубоко. Но после революции, влияние олигархов никогда не достигало прежнего уровня, несмотря на все их попытки.


But it needs to keep working toward constitutionally informed decentralization to ensure the local government is really represented and accountable. And above all it needs to keep listening to its people and to Ukraine's civil society. Every time I've met I've spent extensive time with civil society.
Необходимо продолжать работу по предусмотренной в конституции децентрализации, чтобы местные власти реально представляли население территории и были ему подотчетны. Но главное - прислушиваться к мнению народа, гражданского общества Украины. В каждый мой приезд я много времени проводил с представителями гражданского общества.


So long as Ukraine’s leaders keep faith with the project of reform, the United State will continue to stand with them. In total we have provided over $470 million in economic assistance since the start of the crisis. In addition a $1 billion loan guaranty last year, another $1 billion loan guaranty signed this month, and potentially a further $1 billion at the end of this year if Ukraine continues with the path of reform. And that $470 million includes nearly $200 million the armed forces, National Guard, and border services.
Пока лидеры Украины привержены идее реформ, Соединенные Штаты будут на их стороне. С начала кризиса и по сей день, мы оказали этой стране экономическую помощь на сумму 470 миллионов долларов. Кроме того, в прошлом году дали гарантию на заем в 1 миллиард долларов, а месяц назад подписали еще одну гарантию на заем в 1 миллиард, и предоставим гарантию еще на 1 миллиард в конце этого года, если Украина продолжит реформы. А из упомянутых 470 миллионов, примерно 200 - это помощь вооруженным силам, Национальной Гвардии, подразделениям по охране границ.


Much of the debate in Washington has been focused on whether we should provide additional defensive lethal weapons to Ukraine. That's a debate worth having and continues. And my views are somewhat known on that. But let's not lose sight of the fact Ukraine also needs basic military equipment and training which we're also providing on the ground. And our allies, our NATO allies, have contributed to a Ukraine trust fund established at the Wales Summit, the NATO Summit of Wales.
В Вашингтоне идут дискуссии о помощи Украине поставками летального оборонительного оружия. Мы за продолжение подобных дискуссий. Лично мое мнение по данному вопросу всем известно. Но Украине нужны и военное обмундирование и обучение персонала. Мы поставляем первое и обеспечиваем на месте второе. А наши союзники по НАТО на саммите в Уэльсе учредили для Украины специальный трастовый фонд.


But more is needed to be done. And the President and I spoke about this yesterday with NATO Secretary General Stoltenberg and it's on NATO's agenda in Warsaw. Finally, our assistance has been and will continue to be directly addressing the humanitarian tragedy created by Russian aggression. It is profoundly in our self interest, and I would argue the self interest of the world, that this new Ukraine emerges as a prosperous, democratic, independent, reform-oriented country that cannot be bribed, coerced, or intimidated.
Но предстоит сделать еще многое. Вчера в Варшаве Президент и я обсуждали этот вопрос, и действия, которые должен предпринять альянс, с Генеральным секретарем НАТО Столтенбергом. Наконец, мы оказываем помощь в преодолении гуманитарной катастрофы, возникшей из-за агрессии России. И мы, и мировое сообщество заинтересованы в том, чтобы Украина стала процветающим демократическим, независимым государством, проводящим необходимые реформы, страной, которую невозможно ни подкупить, ни принудить, ни запугать.


That's what the Ukrainian people are devoting their lives to, giving their lives for. And one day it will serve as an example for Russians across the border who will see what's possible when a country embarks on real reform. The conflict over Ukraine I think is a test for the West, a test for the EU, a test for NATO, a test for us. President Putin is wagering that he has greater staying power than all the parties I just mentioned have. In Ukraine he's betting that he can outlast the current reformist pro-European government and undermine it economically.
Это стало делом всей жизни граждан Украины, за это они отдают свои жизни. Настанет день, когда и соседи-россияне увидят, что может страна, решившая провести реальные реформы, и возьмут с нее пример. Украинский конфликт - это экзамен для стран Запада, для стран ЕС, для НАТО, экзамен для всех нас. По мнению Президента Путина, он способен пересилить всех перечисленных выше членов международного сообщества. Он делает ставку на то, что "переживёт" нынешнее проевропейское правительство реформ, подорвет его экономические возможности.  


President Putin is also trying to scare our allies and partners with the threat of a new and aggressive Russia. Terms we haven't heard in a long time in terms of terms relating to nuclear power, nuclear arms. And as it tries to rattle the cage, the Kremlin is working hard to buy off and co-opt European political forces, funding both right wing and left wing anti systemic parties throughout Europe.
Он пытается запугать агрессивностью нынешней России наших союзников и партнеров. Мы давно не слышали подобных угроз применения, ядерного оружия. В попытках разозлить оппонентов, спровоцировать их на непродуманные поступки, Кремль пытается подкупить и привлечь на свою сторону некоторые политические силы Европы, финансируя как ультраправых, так и ультралевых маргиналов.


President Putin sees such political force as forces as useful tools to be manipulated, to create cracks in the European body politic which he can then exploit. As a sideline, I remember we were working - which I'll speak to in a moment about European energy security - I found it fascinating that Russia is funding green parties. Their newfound environmental concern has really impressed me.
Он намерен манипулировать этими политическими силами, использовать их как инструмент для раскола гражданских обществ стран Европы, чтобы затем извлечь из этого раскола выгоды. Речь идет об энергетической безопасности Европы. Забавно, что Россия финансирует движения зеленых, что она вдруг проявляет притворную заботу об экологии.


But these actions are abetted by a hyper aggressive, state sponsored, Russian propaganda machine that actively spreads disinformation and does it very well I might add. But on the whole European unity has held. Europe has hung together. European leaders last met on March the 25th and they spoke clearly. And we have also made our position clear. The United States' sanctions on Russia must and will remain in place until the Minsk Agreement is fully implemented.
Эти действия сопровождаются сверхагрессивной, финансируемой государством машиной российской пропаганды, активно и умело распространяющей дезинформацию. Но в целом, Европа сохранила единство. На последней по времени встрече 25 марта, европейские лидеры ясно выразили свою позицию. А мы ясно выразили нашу. Санкции США против России останутся в силе, пока не будут выполнены условия Минских соглашений.


It is my hope and expectation that when European leaders may meet again at the end of June, they will renew existing sanctions until Minsk is fully implemented. There's no way to know that until the end of the year. And we'll continue to expose the truth about Russia's actions to the world, and coordinate closely with our partners and allies to ensure that further agreement on Russia's part is met with further costs if Russia again moves beyond the line of contact.
Надеюсь, что на следующей встрече в конце июня, Европа продлит действие ранее  введенных ею санкций, до полного выполнения Минских соглашений, по-видимому, до конца года. А мы продолжим разъяснять мировому сообществу суть действий России, тесно координируя наши шаги с партнерами и союзниками, с целью достичь согласия в том, чтобы России пришлось дорого заплатить, за попытку снова нарушить линию соприкосновения сторон.


This is essential to our strategy. Taken together it's clear; Russia is taking actions to weaken and undermine its European neighbors and reassert its hegemonic ambitions. And we need to be able to respond. It's not just Ukraine. Critical to this effort is advancing affirmative vision to strengthen the Transatlantic Cooperation in Europe itself, to be able to resist Russian coercion and leave no daylight in the tactics of divide and conquer.
На этом основывается наша стратегия. Подытожим: Своими действиями Россия пытается ослабить и расколоть своих европейских соседей, стремится восстановить свою прежнюю гегемонию в регионе. Мы должны быть готовы дать ей отпор. Для этого нужно продвигать позитивную точку зрения на укрепление трансатлантического сотрудничества в самой Европе, противостоять российским попыткам принуждения, разоблачать ее тактику "разделяй и властвуй".  


Ukraine is integral to that, but the acts of Russian opportunism and aggression require us to also address more broadly and systematically European points of vulnerability, reinvigorating and retooling NATO to be able to respond to new hybrid warfare threats that we're seeing today, finally getting serious about Europe's energy security. So we take away Russia's ability to use energy as a political weapon and promoting Europe's economic growth and economic security.
Главным образом, это касается Украины. Но поскольку Россия действует агрессивно, стараясь использовать любую слабину оппонента, мы тоже вынуждены регулярно обращаться к более широкому кругу европейского общества, защищать его уязвимые места, усиливать альянс НАТО, реорганизовывать его, чтобы он стал удобным инструментом противодействия новым угрозам, нынешним "гибридным" военным действиям, чтобы обеспечивать энергетическую безопасность Европы. Тем самым, мы лишим Россию ее "политической" дубинки, что будет способствовать росту европейской экономики, экономической безопасности континента.


It starts with NATO though. Reinforcing our alliance and honing the tools that are at our disposal to counter the various asymmetric threats that we now face. The steps we are taking to make clear to our allies that Article 5 of the NATO Treaty represents a sacred commitment on our part and every other NATO member. NATO's readiness action plan is an important start, allowing us to step up our military presence in the air and sea and on the land, from the Baltics and Poland to Romania and Bulgaria.
Начать нужно с НАТО. Укрепление альянса, "заточка" имеющихся у нас инструментов противодействия разным асимметричным угрозам, с которыми мы сейчас столкнулись. Что мы для этого предпринимаем? Убеждаем наших союзников, что мы, как и все члены альянса, намерены свято соблюдать статью 5 Договора НАТО. План готовности НАТО к действию - важная отправная точка. Он позволяет нам постепенно наращивать наше военное присутствие в воздухе, на море и на суше, от стран Балтии и Польши, до Румынии и Болгарии.


And we're pleased that some of our NATO allies have made similar contributions. But at this time of crisis too many of our allies are still failing to meet their commitment they made at the Wales Summit, to spend two percent of their GDP on defense. This situation is not sustainable. Collected defense must be a shared responsibility, not just in rhetoric, but in resources as well.
Мы рады, что некоторые наши партнеры по альянсу тоже внесли в
это свой соразмерный вклад. Но в нынешние кризисные времена слишком многие союзники до сих пор не выполнили обязательств, принятых ими на себя на саммите в Уэльсе, а именно, выделять на оборону 2% своего ВВП. Долго так продолжаться не может. Общая оборона - забота всех, причем не на словах, а на деле.


When it comes to energy we need to work across the Atlantic to deny Russia the ability to use resources as a political weapon against their neighbors. As I said on several occasions before, it's time to make energy security the next chapter in the European project of integration and market expansion. It's time to replace country by country strategies with a coherent, collective effort focused on diversifying fuel types, supply sources, and routes, improving efficiency, making investments in market reforms, including greater flexibility of infrastructure to transport natural gas.
В том, что касается энергетики, мы отсюда, с другой стороны Атлантики, должны перекрыть России возможность использовать природные ресурсы в качестве политического оружия, направленного против соседей. Я много раз повторял, что пора поставить энергетическую безопасность следующим пунктом на повестку дня проекта объединенной Европы, объединенного европейского рынка. Пора вместо стратегий, отдельных для каждой страны, разработать коллективную стратегию диверсификации типов энергоносителей, источников энергоресурсов и маршрутов их доставки, повышать энергоэффективность. Необходимы инвестиции в рыночные реформы, в создание более гибкой, трансформируемой газопроводной сети.


We have provided all our experts available here to our European friends at their disposal to help them work through these various elements. We've already made some significant progress. In the face of Russian cut off of gas supplies to Ukraine last year we supported the EU's efforts to mediate a gas deal. We worked with Ukraine's neighbors to increase reverse flows of gas shipments to Ukraine.
Мы предоставили в распоряжение наших европейских друзей знания и опыт всех наших работающих там экспертов в этой области, которые помогут им в разработке различных элементов такой сети. На некоторых направлениях мы уже достигли значительных успехов. В прошлом году Россия перекрыла поставки газа на Украину. Тогда мы поддержали действия Европы по улаживанию разногласий. Мы убеждали соседние с Украиной страны увеличить реверсные потоки доставки необходимого ей газа.


We support Lithuania as it inaugurated the first LNG terminal, ending the Baltic region's complete dependence on Russia imports of gas. And we worked closely with the European Union to help advance critical energy infrastructure projects that will help foster competition in Europe rather than perpetuate the dominance of one supplier. We applaud and encourage Europe's efforts to take a more regional approach because a more stable European supply of energy means a more secure world. And we're ready to do our part as our European friends know.
Мы поддержали Литву, которая ввела в строй первый терминал для доставки сжиженного газа по морю, обеспечивший полную независимость региона от поставок российского газа. Мы содействовали ЕС в продвижении критически важных проектов энергетической инфраструктуры, которые будут способствовать конкуренции на европейском рынке, помогут покончить с доминированием одного поставщика ресурсов. Мы приветствуем действия Европы по выработке регионального подхода, поскольку стабильность поставок энергоносителей в Европу, способствует укреплению стабильности во всем мире. Наши европейские друзья знают, что мы всегда и во всем готовы им помочь.


And finally we need to rebuild, and in some places build for the first time, the economic foundations of the European security. In that spirit we support European efforts to create jobs and boost domestic demand, to emerge as we have from the great recession that began at the end of the last decade. The good news is that we now know the types of policies that efficiently spur economic growth and boost employment.
Наконец, необходимо восстановить, а кое-где и просто создать, экономический фундамент европейской безопасности. Поэтому мы поддерживаем действия Европы по созданию новых рабочих мест, стремление обеспечить рост потребления местным населением. Это позволит ей оправиться от глубокой рецессии, начавшейся в конце 1-го десятилетия нынешнего века. Вселяет надежду то, что мы уже знаем, какие меры действительно обеспечивают резкий рост экономики и занятости.


Investing in infrastructure and human capital, lowering barriers to trade and investment, making reforms to improve the business climate, and a regulatory process. We're pursuing the Transatlantic Investment Partnership to create growth and jobs and strengthen this global trading system. And we've especially focused on fighting corruption. Corruption is the new tool of foreign policy. It's never been as handy and as useful in the hands of nations who want to disrupt and oligarchs that respond to them.
Инвестиции в инфраструктуру и в человеческий потенциал, устранение существующих препятствий торговле и инвестициям, улучшают условия для бизнеса, позволяют государству не вмешиваться, без острой необходимости, в экономические процессы. Мы участвуем в Трансатлантическом инвестиционном товариществе, способствующем росту экономики и занятости, укрепляем глобальную систему торговли, боремся с коррупцией, ставшей инструментом международной политики. Сейчас ее охотно, умело и успешно используют страны, пытающиеся сломать сложившийся порядок, и олигархи, им в этом помогающие.


It's like the kryptonite of a functioning democracy. It siphons away resources, it destroys trust in government, it hollows out militaries, and it affronts the people's dignity in the countries where it is rampant. And the stakes are strategic as well as economic because Russia and others are using corruption and oligarchs as tools of coercion. And we need to help some of the newer EU nations and those aspiring to join them, to shore up their institutions, to put in place the mechanism required to avoid becoming vulnerable to this new foreign policy weapon.
Коррупция, нарушает функционирование демократии подобно криптониту, она высасывает ресурсы из экономики, разрушает доверие к правительству, опустошает армию. Резкий рост коррупции оскорбляет достоинство людей. На кону стратегические и экономические интересы, поскольку Россия и другие подобные страны используют ее и олигархов для принуждения. Нужно помочь некоторым новым членам ЕС и кандидатам в члены, в укреплении их общественных устоев. Помочь им запустить механизм противостояния угрозе этого нового вида "оружия" внешней политики.


When you take these developments together it's clear in my view that we've reached another moment in the history of the transatlantic relationship that calls out for leadership, the kind our parents' and grandparents' generation delivered. I think it's that basic, I think it's similar. I believe the terrain though is fundamentally in our favor, not because of the inevitability of any kind of trajectory toward unification or integration or democratic freedoms.
Все эти события свидетельствуют, что наступил новый этап трансатлантического сотрудничества. Возникла необходимость проявить лидерские качества, как то сделали, в свое время, наши отцы и деды. По-моему, сейчас важно именно это, поскольку нынешняя ситуация напоминает тогдашнюю. Сложилась благоприятная для нас обстановка и не потому, что все возможные пути развития неизбежно ведут к большему единообразию, большей интеграции, расширению демократических свобод.


Every generation has its demagogues and revisionists, and transitions are full of peril that provides them with many, many opportunities. What makes me optimistic is that President Putin's vision has very little to offer the people of Europe, or for that matter the people of Russia, other than myths and illusions, the false promise of returning to a past when examined was not too good a past to begin with.
В каждом поколении есть свои демагоги и ретрограды, а преобразования сопряжены со множеством опасностей, которыми те не преминут воспользоваться. Вселяет надежду то, что Президенту Путину совершенно нечего предложить народам Европы, населению России, кроме мифов и иллюзий, его ложных посулов возврата в прошлое. В прошлое, которое отнюдь не было столь славным, каким он его изображает.


A sleight of hand that presents the bullying of civil societies, dissidents, and gays as substitutes for strong leadership and functioning institutions. The propaganda that conflates aggression with strength.
Дешевый трюк с запугиванием гражданского общества, несогласных, геев, - неважная замена действительно сильному руководству и функционирующим социальным институтам, как и пропаганда, подменяющая понятие "сила", понятием "агрессивность".


It's not easy for governors to provide for people in the 21st century, we all know that. You know that in your own countries, we know it in ours. But it's also no secret what works, what the basic elements are. It's like physics these days. You need political and economic openness, respect for law, strong functioning institutions and markets.
Народы XXI века редко бывают довольны своими правителями. И мы, и вы, знаем это по собственному опыту. Общеизвестны и приемы, основные элементы политики, на деле показавшие свою эффективность. В наши дни это само собой разумеется, как основные физические законы. Это прозрачность, открытость политических и экономических действий, чётко работающие общественные институты, свободный рынок.


Without all those in place economic growth does not occur and will not occur. And if together we the United States and Europe can reassert and stick to our principles, deliver on our commitments, and help make Ukraine and Europe keep doing what works, then I have every confidence that we will leave the transatlantic relationship stronger than we found it. And Europe even more secure and free.
Без всего этого  невозможен никакой экономический рост. Если США и Европе, удастся утвердить эти наши принципы, показать нашу приверженность им, убедить Украину и страны Европы использовать эти политические инструменты, эффективность которых доказана временем, тем самым, мы укрепим трансатлантическое единство, гарантируем еще большую безопасность и свободу странам Европы.


I thank you for your indulgence in listening to me and it's been a great pleasure to be with you. Thank you. (Applause)
Благодарю вас за то, что вы терпеливо выслушали меня, рад был с вами пообщаться. Спасибо.
(Аплодисменты)

Комментариев нет :